Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Прыжки в воду - Спортсмены
Илья Захаров:
«КАК КАМЕНЬ С ДУШИ СВАЛИЛСЯ»
Илья Захаров
Фото © Getty Images
на снимке Илья Захаров

Решение завершить карьеру было обдуманным и взвешенным. Об этом в интервью RT заявил прыгун в воду Илья Захаров. По его словам, именно так он представлял свой уход из спорта и ни о чём не жалеет. Олимпийский чемпион Лондона рассказал, чем намерен заняться в ближайшем будущем, и объяснил, почему российские прыжки в воду сейчас переживают перезагрузку, а также поделился планами федерации устроить турнир на яхтах олигархов.

В последних числах февраля Захаров официально объявил о том, что завершил карьеру. В Саранск на первый Кубок Евразийских стран по прыжкам в воду знаменитый атлет приехал уже в ином качестве.

— Что это за чувство — окончательно сжечь мосты, связывавшие вас с активными выступлениями?

— Я бы назвал это иначе. Не сжечь мосты, а поставить точку. На самом деле, когда я озвучил своё решение официально, у меня как камень с души свалился. Я испытал колоссальное облегчение. Решение было окончательным, обдуманных со всех сторон, поэтому, наверное, я и принял его без сожаления. Именно так я и представлял себе свой уход из спорта.

— Ни о чём сейчас не жалеете, оглядываясь назад?

— Вообще ни о чём. И не хотел бы ничего менять. Но сейчас назад уже не смотрю. Только вперёд.

— Вы почти сразу начали работать в российской федерации прыжков в воду в качестве координатора Приволжского федерального округа. Прыжки в воду в вашем родном Саратове тоже входят в зону вашей ответственности?

— Конечно. Саратов — столица Поволжья, поэтому прямое отношение к своему городу я буду иметь всегда.

— Не имела возможности приехать на ваши проводы и присутствовать на февральском кубке России, но слышала, что уровнем организации эти соревнования сильно отличались от всех прежних. Это действительно так?

— Да. Мы приложили к этому очень много усилий. Собственно, основная задача и заключалась в том, чтобы вывести турнир на новый уровень во всех отношениях. На моём веку это однозначно был лучший кубок России, в котором я когда-либо участвовал и который когда-либо видел.

— Что изменилось?

— Прежде всего, организация соревнований в целом. Она была очень чёткой, слаженной, как не всегда бывает даже на более крупных и значимых соревнованиях. Добавился призовой фонд, чего в нашем виде спорта не случалось вообще никогда. Честно говоря, само слово «чек» применительно к российским соревнованиям для меня до сих пор звучит несколько странно. Дело здесь не в деньгах, как таковых. А в том, что наконец-то прыжки в воду приобретают на внутрироссийском уровне какую-то реальную значимость и вес.

— Пока вы сами выступали в соревнованиях, часто сталкивались с ощущением, что наш вид спорта в ряду многих других выглядит бедным родственником?

— Думаю, что вы тоже с этим сталкивались — по вопросу чувствуется, что понимаете, что именно я имею в виду. Конечно, такое было, и всегда очень хотелось это отношение исправить. Лично я вообще никогда не понимал, почему ни кубок России, ни даже чемпионат в нашей стране почти никем не освещается. Никто, как правило, об этих соревнованиях не знает, и, кто бы в них ни участвовал, всё воспринимается как некий сугубо внутренний, очень «камерный» этап отбора на те или иные международные турниры. Хотя если посмотреть глобально — национальный чемпионат в такой стране, как наша — это очень серьезный старт, где участвуют известные спортсмены, показывают высокие результаты, иногда выдающиеся, демонстрируют уникальные прыжки. Но получается, что никому до этого нет дела.  Выиграл человек пять раз чемпионат России — ну и ладно, подумаешь, достижение… Но это же ненормально?

— Соглашусь.

— Поэтому и была поставлена задача начинать это отношение менять. Проводить соревнования так, чтобы люди хотели на них прийти, хотели увидеть звёзд, хотели их услышать, узнать о них побольше. Чтобы турнирами начинало интересоваться телевидение. В этом отношении, кстати, в Саратове тоже удалось сделать колоссальный шаг вперед — соревнования все дни транслировались в прямом эфире.

— Сколько раз вы сами становились чемпионом страны?

— Ой… Раз десять или 12, наверное. И где-то столько же раз выигрывал кубок России.

— В википедии я нашла другую цифру — 13. Думаю, немногие вообще в курсе, что первые две победы на национальном уровне вы одержали не на трамплине, а на 10-метровой вышке в синхронных прыжках с Виктором Минибаевым.

— Так и есть. Поэтому мне приятно, что ситуация в прыжках в воду начинает на глазах меняться. Как и внутри самой федерации. Очень сильно обновилось всё: цели, задачи, желание людей работать.

— Я не раз думала о том, что прыжки в воду при всей своей экзотичности для стороннего зрителя — это достаточно тяжелая, порой монотонная ежедневная работа. А соревнования дают прекрасную возможность перевести эту работу в иной формат. Уже поэтому их должно быть как можно больше.

— Это действительно так. Соревнования я всегда воспринимал, как топ-тренировку. Не знаю, прописана ли в российском спорте возможность приглашать на свои внутренние чемпионаты иностранцев, но найти возможность это делать было бы здорово. Знаю, что приехать в Россию и посоревноваться с нашими спортсменами хотели бы многие.

— Даже китайцы?

— А почему нет?

— В этом плане первый Кубок Евразийских стран, который проходит сейчас в Саранске, является прототипом как раз того, о чём мы с вами говорим. Пусть он и проводится в связи с текущей ситуацией несколько в усечённом виде, с участием пяти стран. Вам этот турнир со спортивной точки зрения интересен?

— Конечно.

— Чем именно?

— Всегда бывает любопытно увидеть, что происходит в прыжках в воду в тех странах, которые не всегда бывают широко представлены на больших чемпионатах. Возможность лишний раз посоревноваться, посмотреть на других, сравнить себя с соперниками, даёт очень солидный толчок к развитию вида спорта в целом. И круто, что сейчас это делаем именно мы.  Поверьте, это не просто слова или намерения на бумаге.

Когда я пришёл работать в федерацию, сразу поднял тему, о которой давно думаю: почему бы нам, например, не проводить в разных городах мастер-классы, в том числе семинары для специалистов самых разных профилей. На мой взгляд, нам нужно обязательно создавать у себя в стране своеобразную «воронку», куда попадало бы всё самое лучшее. Спортивные кадры, тренерские. Чтобы люди понимали, что, даже закончив со спортом высших достижений, они по-прежнему нужны и востребованы. Как нужны и знания их наставников, весь их опыт. Это же ужасно, когда люди работают больше двух десятков лет, а с уходом из сборной оказываются как бы на распутье, не очень понимая, что делать дальше. 

— Именно в такой ситуации в своё время оказался двукратный олимпийский чемпион Дмитрий Саутин, который несколько раз собирался завершить карьеру, но каждый раз возобновлял её, понимая, что уходить некуда. Вам, получается, повезло?

— Наверное, да. Я и раньше думал о том, что, отдав прыжкам в воду 25 лет жизни, очень не хотел бы навсегда их бросать. Тем более что имею некое представление о том, как мог бы выглядеть наш вид спорта, если действительно поставить перед собой цель максимально его развить. Почему-то в глубине души был уверен, что в том или ином качестве всё-таки кому-то понадоблюсь.

— А если бы этого не случилось?

— Было бы грустно. Но, думаю, что справился бы и с таким жизненным поворотом.

— Кому, кстати, принадлежала идея запустить в какой-нибудь отдалённой перспективе видеопроект по прыжкам в воду с яхт олигархов уровня Романа Абрамовича?

— Ха! Вы и об этом знаете? Это придумал наш новый президент федерации, и сама идея при всей её неоднозначности показалась мне очень интересной. Смотрите, что происходит в восприятии спорта в мире: человек идёт по улице, ему под ноги попадается пустая банка из-под пива, он по ней бьет и в этот момент чувствует себя футболистом. Сейчас невероятно популярны всякие экстремальные затеи типа прыжков с тарзанки или со скал в море, но ведь всё это по своей сути — те же самые прыжки в воду, хотя ни у кого подобной ассоциации не возникает. Так почему не привлечь внимание к своему виду спорта, создав привлекательный антураж, картинку. Прыжки с борта яхты — в самый раз. Я сам как-то сделал двойное сальто назад, прыгая с гидроцикла — Даже где-то в инстаграме видео сохранилось.

— Если без шуток, мне кажется важным даже чисто практический момент: почти все прыгали в речку или море вниз головой, при этом велика статистика полученных при прыжках травм шеи, спины. Почему не научить людей прыгать правильно? Можно ведь вспомнить ту же Австралию, которая уже несколько десятков лет задаёт тренд в мировом плавании. И где всё начиналось с государственной программы. В стране решили, что, раз уж материк со всех сторон окружён водой, а люди живут исключительно на побережье, дети обязательно должны уметь хорошо плавать.

— С этой точки зрения прыжки в воду — действительно очень прикладной вид спорта.

— В некоторых городах сейчас начинают открываться группы для взрослых, которые хотят научиться прыгать в воду и выполнять в том числе и сложные многооборотные прыжки. В чём «фан», понимаете?

— Конечно. Сейчас вообще прослеживается желание людей быть спортивными, хорошо владеть своим телом. Перевернуться в воздухе через голову и не убиться при этом — это же классно. А уж если ты профессионально прыгаешь с пирса в море, а вокруг восхищённые девушки… Многим взрослым вообще не хватает в жизни адреналина, острых, непривычных ощущений. И прыжки в воду годятся для удовлетворения этой страсти как нельзя лучше.

2022 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru