Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Вокруг спорта

Николай Дурманов:
«СТРЕЛЯЛИСЬ НА ВЗЛЁТЕ, КАК УТКИ ПО ВЕСНЕ»

фото © Gettyimages

Все многочисленные допинговые скандалы в европейском футболе уничтожались в зародыше, чтобы не помешать получению колоссальной прибыли. Об этом в интервью RT заявил экс-глава антидопинговой службы Госкомспорта Николай Дурманов. По его словам, представителей WADA никогда не допустят к видам спорта, где крутятся огромные деньги, даже под предлогом чистоты спорта. Специалист также вспомнил о так называемых эритропоэтиновых командах и рассказал, что риталин — фактически двоюродный племянник фармацевтических средств, которые применялись лётчиками «Люфтваффе» во время Второй мировой войны.

— В СМИ появилась информация, что по меньшей мере 15 футболистов Английской премьер-лиги провалили тесты на запрещённые вещества в период с 2015 по 2020 год. При этом ни один из них не был дисквалифицирован. Как такое могло произойти?

— Начать тут следует с того, что всё, так или иначе касающееся задопингованного западного футбола, в последние 20 лет было полностью табуировано. Это несмотря на то, что допинг и связанные с ним репутационные издержки, как и возможное отстранение футболистов, проблемы со скаутами — очень горячая тема. Тема денег, репутации и большого спортивного бизнеса, который, как мы знаем, слегка «сероват» и нелегален всегда и везде.

Все скандалы, связанные с этим, а их разгоралось в футболе невероятное количество, «стрелялись» на взлёте, как утки по весне. Я это знаю хорошо, поскольку какое-то время крутился в футбольной сфере как функционер УЕФА. Когда сидишь в Швейцарии в городе Ньоне на берегу озера в старинном особнячке, где абсолютно нечем себя занять, и западные коллеги вокруг совершенно расслабленные, все они так или иначе данную тему постоянно обсуждают.

В своё время в нашей среде было несколько идеалистических борцов с допингом, которые свято верили в заветы Пьера де Кубертена. Они собирали и с ужасом предъявляли миру доказательства того, что Бундеслига, Примера, Серия A и Премьер-лига погрязли в допинге до невозможности. Приводились чёткие примеры, собранные и структурированные этими специалистами. В их документах говорилось, например, о том, как одна очень известная национальная футбольная лига имела сразу несколько команд, состоящих из игроков последних 15 минут. Так называемые эритропоэтиновые команды.

— В каком смысле — последних 15 минут?

— В прямом. Коллективы игроков, которые забивают мячи на исходе матчей и на порядок «перебегивают» соперников. Эритропоэтин, как известно, даёт выносливость, и, по словам тех людей, о которых я вспомнил, этот препарат появился в большом футболе даже раньше, чем в лыжах, биатлоне, лёгкой атлетике и так далее. Я никогда не имел возможности всё это проверить лично, но косвенных доказательств, подтверждающих данный факт, более чем достаточно.

— Наверное, это логично: чем больше денег крутится в виде спорта, тем более высокого обеспечения, в том числе фармакологического, требует процесс.

— Именно. Вы когда-нибудь задавались вопросом, сколько стоит мяч, забитый на последних минутах в финале Лиги чемпионов? Поэтому сейчас, когда все принялись обсуждать английскую историю с допингом, могу сказать одно: это абсолютная мелочь, которая совершенно не вызывает удивления.

В ней нет ничего скандального, нормальный английский футбольный пейзаж. Точно так же не удивлюсь, если в реальности поймали 150 человек, а не 15. И не за 15 лет, а за год. Это тот самый случай, когда чудовищный бизнес, словно громадный станок, просто перемалывает все соображения здоровья, здравого смысла, репутации. Тем более в английском исполнении.

— В материале о пойманных английских игроках говорится и о том, какие препараты они принимали, например трианцинолон.

— Это ерунда. Вот риталин уже более серьёзно. Это препарат, который, якобы, помогает при синдроме гиперактивности, но на самом деле наркотик-стимулятор. Так сказать, двоюродный племянник фармацевтических средств, которые применялись лётчиками «Люфтваффе» во время Второй мировой войны.

— А гонадотропин?

— На самом деле все эти названия даже неинтересно обсуждать, поскольку данные препараты использовались и 20, и 30, и 40 лет назад, а может быть и больше. С точки зрения учёного могу сказать, что в «химическом» спорте работает такая красота неземная, такие суперпрепараты на основе информационных РНК, рекомбинантных белков последнего поколения, моноклональных антител, всевозможных генно-терапевтических методик…

Всё дело в том, что в этом виде цена повышения работоспособности, концентрации и так далее невероятно высока. Как говорил Карл Маркс, при 300% прибыли нет такого преступления, на которое капитал не пошёл бы, хотя бы под страхом виселицы. Так вот в футболе это не 300%, а все 3000%.

— И ведь не умирают люди.

— А вот этого мы не знаем. Кто-то наверняка умирает. Вообще, хотел бы сказать, что, когда мы говорим о допинге в большом спорте, сами себя обманываем. Потому что это 0,5 % от того объёма запрещённых веществ, который вообще задействован в деятельности людей. Взять, например, индустрию бодибилдинга, бодиимиджа, технологии похудения-омоложения и так далее. Вот там народ отправляется на тот свет со свистом.

— Неужели WADA никогда не предпринимало попыток внедриться в футбол под предлогом чистоты спорта?

— Так ведь голову оторвут, причём сразу. Если бы люди этого не боялись, обратились куда-нибудь по соседству. Например, в Американскую футбольную лигу, американский баскетбол или бейсбол. Там тоже фармакологической красоты хватает. Про это снимают фильмы, пишут разоблачительные статьи в газетах. Я достаточно активно крутился в WADA с самого первого дня существования этой организации, даже присутствовал на подписании установочных документов. Сразу могу сказать: WADA — это никакое не средство борьбы за чистоту спорта. Это политический инструментарий в долгой информационной войне по расчеловечиванию России.

Поэтому не нужно себя обманывать. Вся так называемая борьба с российским допингом — история не про чистоту спорта и не про какие-то мифические идеалы. Это точно такой же политический проект, как «вечно плохие русские в Голливуде», как железобетонное умолчание любой мало-мальски позитивной информации, которая может идти с нашей территории. Все мы наблюдаем это на протяжении очень многих лет.

— Всё, что происходит в отношении России сейчас, развивается по тому же сценарию, что и антироссийская допинговая история: не нужно ничего доказывать, принимать во внимание какие-то документы. Достаточно просто обвинить и правильно подать информацию в СМИ.

— Все мы живём в особое время. Если открутить историю лет на 100 назад и посмотреть, как та или иная информация доходила до человечества, мы увидим, что процесс был не слишком быстрым: имело место некое объективное торможение. Сейчас же всё происходит стремительно. У каждого в кармане смартфон, в любую секунду можно зайти на какой-то сайт через VPN, если свободный доступ туда ограничен. Всё, что мы сегодня наблюдаем, — информационная война нового поколения. Выглядит она именно так. А в целом один и тот же принцип, которому очень много лет: в борьбе за умы обывателей побеждает наиболее крикливый и бесстыдный.

2022 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru