Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Комментарии - 2022
НЕ В ЦЕНЗЕ ДЕЛО
Почему для России вторично
введение нового возрастного лимита в фигурном катании
Камила Валиева
фото © Gettyimages
на снимке Камила Валиева

8 июня 2022 

Увеличение возрастного ценза до 17 лет в фигурном катании сейчас не имеет для России особого значения. Куда большая проблема — спортивная изоляция и отсутствие возможности выступать на международных соревнованиях. На одиночницах с учётом их высокого уровня это должно сказаться в меньшей степени, как и на парниках, которые получат возможность для экспериментов. А вот российские мужчины и танцоры, не имеющие такого веса в мире, при отсутствии серьёзной конкуренции рискуют понизить свой уровень. Санкции грозят нанести серьёзный удар и по тренерам, если они лишатся возможности взаимодействовать с коллегами.

Бурные дискуссии по поводу новых возрастных критериев в фигурном катании незаметно отодвинули на второй план куда более интересный вопрос, который озвучил тренер танцевальных дуэтов Александр Жулин, комментируя введение правила: «Приняли и приняли. Какая разница? Где нам выступать-то?»

Позиция большинства стран на конгрессе Международного союза конькобежцев (ISU) опосредованно дала понять: никакого смягчения санкций по отношению к российским спортсменам в ближайшее время ждать не стоит. Следующий сезон почти стопроцентно пройдёт без их участия, и не исключено, что возвращение на международный уровень затянется и после.

Какое значение в данном антураже играет задекларированный ISU ценз? Ровным счётом никакого. Проводить соревнования внутри страны мы вольны по любым правилам, и если ФФККР решит отсечь 14—15-летних юниорок от участия во взрослых турнирах и таким образом снизить градус конкуренции, это станет грандиозной ошибкой.

Вопреки расхожему мнению, что отечественное женское одиночное катание серьёзно пострадает от повышения возрастного ценза, всё может сложиться совершенно иначе. Стартов во внутреннем календаре запланировано достаточно, а призёрам, наверняка, будут выплачиваться солидные деньги. И те, кто только выходит на уровень сборной, получат возможность не только удовлетворить спортивное честолюбие, соревнуясь в лучшей одиночной лиге мира, но и прилично заработать.

В процессе вынужденного международного карантина большинство фигуристок не просто повзрослеют, но сделают это в предельно жёсткой конкурентной борьбе. В этом случае совершенно неважно, как именно будут звать тех спортсменок, которым предстоит представлять страну в постсанкционный период. Можно уже сейчас начинать заключать пари, что они в любом случае окажутся не слабее тех, кто в отсутствие россиянок разыгрывал медали чемпионатов Европы и мира.

Пострадают ли от изоляции звёзды женского льда? Тоже не особенно. И Анна Щербакова, и Александра Трусова, и Камила Валиева, и даже Лиза Туктамышева уже имеют в послужных списках достаточно титулов, чтобы поддерживать звёздный статус, получать рекламные контракты и приглашения в шоу. Свою птицу спортивного счастья вся четвёрка успела ухватить за хвост, и нынешнее безвременье для них — передышка, возможность плавно и не слишком болезненно завершить карьеру.

Ситуацию в парном катании я бы назвала временем экспериментов. С одной стороны, конкуренция дуэтов на российском льду достаточно серьёзная и позволяет держать высокий уровень. Тем более в мире парное катание носит, пожалуй, наименее массовый характер.

С другой, имеет смысл вспомнить слова известного канадского тренера Ришара Готье о том, что оптимальный срок, за который высококлассный специалист способен подготовить конкурентоспособный дуэт, составляет три года. Именно так происходило с подопечными Готье — олимпийскими чемпионами Солт-Лейк-Сити Джеми Сале и Дэвидом Пеллетье. Затем этот путь повторили двукратные чемпионы мира Меган Дюамэль и Эрик Рэдфорд.

Иными словами, Россия способна в ближайшие три года совершить в парном катании настоящую революцию, если, разумеется, задастся такой целью. Может быть, даже имеет смысл образовать ради этого объединённые тренерские бригады на общем льду.

А вот двум другим видам фигурного катания повезло меньше: ни в танцах, ни в мужском одиночном мы не являемся законодателями мод, более того, заметно уступаем мировым лидерам по многим параметрам. Да, в этих категориях у нас есть такие личности, как чемпионы мира Виктория Синицина и Никита Кацалапов или чемпион Европы Марк Кондратюк. Но как раз в силу собственной «штучности» им позарез нужна достойная конкуренция, возможность сравнивать себя с сильнейшими соперниками, причём не в разовом формате, а постоянно. Иначе ты начинаешь вариться в собственном соку, теряя азарт и ощущение реальности, и выигрывают при этом исключительно те, кто идёт во втором эшелоне, имея перед глазами ориентир в виде более опасного соперника.

Один из наиболее опытных и мудрых экс-руководителей отечественного спорта Валерий Сысоев, более десяти лет возглавлявший Международную федерацию велоспорта, очень точно высказался по этому поводу.

«Сейчас стоит вопрос: что делать с нашим большим спортивным рынком накопленного потенциала, с конкретными людьми, которые вышли на определённый уровень физического и спортивного развития. Мы никакими внутренними соревнованиями их не спасём, это утопия. Порекомендовать им закончить карьеру станет просто преступлением перед атлетами и отечественным спортом в целом. Если мы потеряем всех своих лидеров, будет разорвана связь поколений, а это самое страшное. Упадёт уровень тренерского мастерства, поскольку тренеры тоже оказались в изоляции. Каждый из этих людей — абсолютно штучный продукт. И наш долг — грамотно их трудоустроить», — отмечал он.

На вопрос, имеет ли Сысоев в виду возможную смену спортивного гражданства, специалист ответил, что не исключает такого варианта.

Надо ли стремиться к столь радикальной мере? Вопрос крайне болезненный и не имеющий однозначного ответа. Но если переход фигуристов под иные знамёна всё-таки начнётся, от этого, как ни странно, Россия тоже может выиграть. Как показывает практика, многие, сменив спортивное гражданство, продолжают работать под руководством прежних наставников, а значит, тренеры имеют возможность нарабатывать квалификацию.

Это важнее, чем может показаться на первый взгляд, поскольку любая изоляция и невозможность полноценно общаться с коллегами для наставника всегда критичнее, чем для подопечного. И, конечно, стоит найти возможность проводить внутри страны как можно больше совместных тренировочных лагерей, семинаров, мастер-классов.

Можно ли привлечь к этому процессу иностранных партнёров? Не исключено, что да. Кстати, любопытный факт: вице-президент ISU Александр Лакерник, пострадавший от возрастного ценза не меньше российских одиночниц (его не допустили к переизбранию на руководящий пост из-за преклонного возраста), горевал по этому поводу недолго, заявив, что несмотря на сложные обстоятельства, начал работать над проектом компьютерных систем вместе с канадской компанией Sportlogiq, которую возглавляет бывший фигурист-парник Крейг Бантин. Его цель — разработка новых технологий для судейства фигурного катания.

Кто знает, может быть благодаря Лакернику именно Россия может стать полигоном для тестирования судейского ноу-хау? Для тех, кто настроен на серьёзное спортивное будущее, готовность к нововведениям точно не окажется лишней.

 

 

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru